Как чуть не опустили до петухов на зоне, реальная история с малолетки

История от первого лица, вешает арестант с малолетки

Я молча сидел на полу. Фуфайка валялась возле меня. После всего произошедшего кошмара я почти ничего не соображал. Ко мне подошел белобрысый Миша и глядя на меня испытующе, спустил свои штаны. Все остолбенели, никто не понял, что сейчас будет. Мишка стоял и тужился, я-не двигался с места. Наверно мне надо было встать и отойти, но я не в силах был сообразить, что делать. Потекла струя, приближаясь к моему лицу, еще чуть-чуть и она потечет по моей голове. Я поднял руку, брызги отскакивали во все стороны.

-Миша, за что?

Он смеялся, двигая струей во все стороны. Я быстро встал и отошел в сторону. Вокруг была мертвая тишина. Первым заговорил снова Мишка.

-Еще одно испытание и на сегодня хватит.

Все затаили дыхание.

-Во всех тюрьмах закон один, и мы его тоже соблюдаем: каждый новенький целует парашу.

Мне это показалось сомнительным и странным, я был в полной прострации.

-Ты тоже целовал?- спросил я у него.

-Ну да.- Он поглядел на парней, сидящих вокруг.

-Да целуй уже. Все так делают.- Поддержал Мишку цыган Вася,- Поцелуешь и все, это ж закон.

Я молча сидел на полу.

Фуфайка валялась возле меня. После всего произошедшего кошмара я почти ничего не соображал. Ко мне подошел белобрысый Миша и глядя на меня испытующе, спустил свои штаны. Все остолбенели, никто не понял, что сейчас будет. Мишка стоял и тужился, я-не двигался с места. Наверно мне надо было встать и отойти, но я не в силах был сообразить, что делать. Потекла струя, приближаясь к моему лицу, еще чуть-чуть и она потечет по моей голове. Я поднял руку, брызги отскакивали во все стороны.

-Миша, за что?

Он смеялся, двигая струей во все стороны. Я быстро встал и отошел в сторону. Вокруг была мертвая тишина. Первым заговорил снова Мишка.

-Еще одно испытание и на сегодня хватит.

Все затаили дыхание.

-Во всех тюрьмах закон один, и мы его тоже соблюдаем: каждый новенький целует парашу.

Мне это показалось сомнительным и странным, я был в полной прострации.

-Ты тоже целовал?- спросил я у него.

-Ну да.- Он поглядел на парней, сидящих вокруг.

-Да целуй уже. Все так делают.- Поддержал Мишку цыган Вася,- Поцелуешь и все, это ж закон.

Умом и сердцем я чувствовал, что что-то не то происходит, что не надо-бы этого делать.

Я с надеждой посмотрел на Толяна, более авторитетного из всех. Мне казалось, что он с каплей уважения посматривает на меня, ведь во всех испытаниях я ни разу даже не застонал. Но я настолько был жалок, что Толик с презрением смотрел на меня, без тени жалости.

-Это закон.-Произнес он твердо.

-А как это делать?-Я тянул время.

-Подними крышку и целуй изнутри,-настойчиво подталкивал меня цыган.

Я неспеша подошел и поднял крышку параши.

-Здесь целовать?- ткнул пальцем на внутреннюю часть крышки.

-Ага,-махнул головой цыган.

-В моей душе все сотрясалось, сомнения затмевали мне разум, но параша открыта, отступать некуда. Я медленно наклонялся, жутко воняло, казалось я умру, если прикоснусь к этой клоаке. В камере стояла гробовая тишина, как будто сейчас произойдет конец света. Я едва прикоснулся губами к крышке параши, как дикий смех и крик понесся по камере:

-Карась чушка! Мина! Параша!

Я закрыл крышку, парни не умолкали.

-Ща позвоним всем и сообщим, что у нас сидит чуха,-крикнул Толик. Он взял в руки кружку и собрался стучать по трубе, проходящей под окном. Я представил, что теперь меня ожидает и стал кричать:

-Пацаны, простите! Вы же сами сказали, что это закон! Я ж не знал! Да я только губами прикоснулся, я не целовал

Все молчали и посматривали на Толяна. Он немного посомневался, потом поставил кружку:

-Ладно, не будем звонить.

Поговорив между собой они решили меня простить и не говорить об этом никому. Федька-Хмурый был против, но с его мнением не считались.

Вечером всех повели на оправку.

Я и Хмурый волокли парашу. Туалет в конце коридора. Стены там замазаны раствором, как шубой, чтоб на стенках не царапали надписи. Зато в щелях было удобно прятать записки. Ведь туалет был один для всех. Умывшись, вернулись в камеру. Покурили и стали учить меня фене. Теперь я знал: кровать- шконка, надзиратель- дубак, дверной глазок- волчок, ботинки- коцы. Ребята учили меня и смеялись, я тоже смеялся, сам над собой. Затем, они достали из-за окна колбасу, сыр, сливочное масло и сели ужинать. Пригласили и меня, сказав что тут все общее. Я есть не хотел, сел за компанию. Кусок в горло не лез, хотелось побыть одному, в одиночной камере.

За дверью прокричали отбой и все улеглись.

Я залез под одеяло с головой и все никак не мог уснуть. Всякие мысли лезли в голову. Как вести себя после таких унижений? Что делать? Я никак не ожидал такого приема. Я молил бога о помощи. Когда проваливался в сон- видел одни кошмары. Но я не хотел, чтобы наступило утро.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд