Алиенора Аквитанская. Дважды королева и бабушка Средневековья

Наследница Аквитании и Гаскони

В рассвет Средневековья привычная нам Франция имела совершенно другой облик. Поделенное на графства и герцогства Французское королевство подчинялось воли своего короля, суверена всех входивших в территорию Франции владений. Однако власть короля была не безграничной: нормальным положением вещей считалось, когда вассалы воевали то друг с другом, то против самого монарха. Каждая территория имела свой уровень суверенитета, с которым король фактически не мог ничего поделать, только смириться с этим фактом и вовремя требовать от правителя вассальной присяги. Но были и принадлежавшие французам лишь на словах приграничные графства и герцогства, которые французская корона жаждала присоединить к своим шатким владениям. Такой территорией была Аквитания богатейшая земля, огромные герцогские владения, власть над которыми обеспечивала их суверену достойную позицию на политической арене. К Аквитании автоматически присоединялась Гасконь не такой лакомый кусок, как предыдущее герцогство, но не менее желанный.

Династия герцогов Аквитанских прекрасно знала себе цену и все супружеские партии наследников герцогства совершались с чётко выверенным и продуманным расчётом. Однако в 1137 году ситуация приняла неожиданный оборот: Гильом X Аквитанский внезапно умирает, оставляя после себя только двух дочерей, тринадцатилетнюю Алиенору (примерный возраст) и двенадцатилетнюю Петрониллу (примерный возраст). Тогда салический закон, по которому владения могли передаваться сыну и только сыну, не имел ещё столь сильного влияния, которое оно обретёт несколько веков спустя. Таким образом, юная Алиенора становилась единоправной наследницей огромнейших земель, драгоценностью, которую желали заполучить абсолютно все. Возможно, Гильом понимал, что смерть его уже поджидает, поэтому успел устроить судьбу своей старшей дочери. Петронилла, конечно, тоже была отчасти важной в этой династической гонке фигурой, но не настолько сильной, пока была жива Алиенора. Не слишком склонный к религиозности Гильом отправился в паломничество в Сантьяго-де-Компсотелу, которая сейчас находится в Испании (что еще раз намекает историкам о его вероятном понимании состояния своего здоровья, тем не менее, точная причина смерти неизвестна, так что предполагать определённые доводы тоже не имеет смысла), но он так и не дошел до точки назначения. Либо ещё до своего путешествия, либо уже на смертном одре по дороге к святому месту Гильом выразил своё желание выдать старшую дочь за наследника французской короны, принца Людовика.

Весть о кончине герцога Аквитанского и, самое главное, о его предсмертном желании довольно быстро достигла короля Франции Людовика VI Толстого. Сам уже находившийся на пороге смерти Людовик моментально начал готовить свадебный поход своего сына в Аквитанию. Реакция невесты и жениха на волю их отцов нам неизвестна, можно только строить догадки. Исходя из своенравного и упрямого нрава Алиеноры, который проявится в полной мере в её будущих деяниях, эта девушка уже в тринадцать лет могла считаться свободомыслящей и имеющей своё мнение. Брак с молодым Людовиком, будущим королём Франции, предполагал частичную передачу Аквитании во владения французского домена. Гильом не мог этого не понимать, как и не могла и Алиенора. Аквитании всегда гордилась своей практически полной независимостью, так с чего бы её герцогу принимать такое решение? Возможно, он понимал, что его ещё совсем молодой дочери потребуется сильная защита и поддержка, когда его не станет и ей придётся самой управляться с огромными владениями, а король Франции как никто другой тогда годился для этой роли. Что бы Алиенора не думала по поводу этого решения, судя по всему, волю отца она уважала, как и его ум. Девушка не стала перечить и согласилась выйти замуж за абсолютно незнакомого ей Людовика.

Семнадцатилетний Людовик, скорее всего, тоже не был в восторге от надвигающейся свадьбы. Крайне религиозный, его с самого детства готовили к церковному сану как второго сына короля. Присутствие женщины вообще не предполагалось в его жизни согласно тем устоям, в которых он был воспитан. Но у судьбы свои намерения, и она вмешалась в устроенный уклад жизни молодого человека. В октябре 1131 года к Людовику в монастырь, где он вёл своё обучение, прибывает гонец с двумя известиями: старший брат, соправитель отца, умер после сильного падения с лошади, и теперь молодому Людовику срочно надлежит прибыть к королю для помазания и коронации, чтобы как можно быстрее стать соправителем своего отца.

За шесть лет до брака Людовик, благодаря соправлению, должен был успеть наверстать те знания, которым его старшего брата учили всю жизнь. Но воспитание никуда не девается, как и фундаментальные ценности и приоритеты, заложенные в детстве. Принц как был, так и остался глубоко религиозным человеком, то есть Людовик априори предвзято относился к браку с женщиной, особенно к исполнению супружеских обязанностей. Тем не менее, как бы ему не была отвратительна эта мысль, против решения отца он не пошёл. В июле 1137 принц прибыл в Бордо с отрядом в 500 человек, где его уже ждала невеста со своей свитой. Через несколько дней они обвенчались. Не сохранилось ни одного достоверного описания внешности Алиеноры, только многочисленные упоминания современников, что герцогиня была настоящей красавицей. По канонам красоты того времени, женщина считалась одарённой природой, если имела стройное телосложение, аккуратные черты лица, темные, отдающие в рыжину волосы и светлые глаза. Возможно, родившаяся в солнечной Аквитании Алиенора имела именно такую яркую и притягательную внешность. По словам очевидцев, даже строгое католическое воспитание не помешало Людовику быть очарованным своей молодой женой. Впоследствии он действительно полюбил свою супругу.

Королева Франции

Сразу же после свадьбы молодожёны отправились в Пуату, где Алиенора приняла герцогский сан, став герцогиней Аквитанской. Людовик также получил номинальный титул герцога. В день прибытия они узнали, что ещё неделю назад король Франции скончался. Таким образом, вместе с официальным титулом герцога и герцогини Людовик и Алиенора стали королём и королевой Франции, дело было только за коронацией. Не теряя времени, они сразу же выехали в Париж. Вместе с Алиенорой ко французскому двору прибыла её младшая сестра Петронилла, которая ещё успеет сыграть не последнюю роль в жизни королевства.

Молодая королева была чужой в Париже: другой язык, другая, более скромная одежда, другие нравы, отличающиеся от распущенных нравов Аквитании. Скорее всего, в первое время правления Людовика королева не играла никакой важной роли. Максимум, на что она могла оказывать влияние, так это на желания короля относительно её герцогства. Людовик как можно быстрее назначил в Аквитании, где уже то тут, то там вспыхивали привычные этому краю мятеж, своих людей. Мнение его жены по этому вопрос нигде не указывается.

В управлении государством молодому королю помогал его наставник, главный советник его отца аббат Сугерий. Этот человек заслуживает отдельного широкого описания, которое нельзя будет уместить в эту статью. Единственное, что точно стоит упомянуть, так это роль Сугерия в зарождении такого великолепного символа Средневековья, как готические кафедральные соборы. Именно благодаря влиянию этого человека в Европе был построен первый кафедральный собор, который уже был на тот момент королевской усыпальницей, собор аббатства Сен-Дени. После такого, совершенно нового стиля оформления католических соборов начинается волна строительства готических кафедральных соборов по всей Европе в соревновательном порядке: кто построит выше предыдущего. Начитанный и образованный, хитрый и дальновидный Сугерий верно служил предшественнику Людовика и продолжал так же верно служить молодому королю, хоть тот и не всегда прислушивался к мнению аббата.

Жизнь французского королевского двора текла более менее равномерно, пока юная Петронилла, сестра королевы, не внесла в неё свою лепту. Пятнадцатилетняя девушка влюбилась в пятидесятилетнего сенешаля Рауля де Вермандуа, человека королевской крови. Рауль отвечал ей взаимностью. Скандал состоял не только в возрастной разнице, но и в том, что граф был женат на сестре могущественного Тибо Шампанского, графа Валуа и Шампани, с которым у короля Людовика всегда были крайне напряжённые отношения. Желание Рауля расторгнуть брак с нынешней женой, еще больше поддали огня во вражду Людовика и Тибо. Раулю удалось найти смелых (или жадных) прелатов, которые расторгли нежеланный для него брак. После развода, граф как можно быстрее взял в жёны юную Петрониллу. Тибо рассвирепел окончательно и обратился к папе Римскому с просьбой аннулировать новый брак Рауля и восстановить в правах его сестру. Просьба была одобрена, брак графа Вермандуа и Петрониллы Аквитанской был признан недействительным, оба они были отлучены от церкви. Считается, что королева Алиенора играла не последнюю роль в этих событиях: она поддерживала сестру, а Людовик, в свою очередь, поддерживал Рауля, своего родственника.

Отлучение от церкви двух супругов вызвало войну между Людовиком и Тибо Шампанским. Король вместе со своей армией вторгся во владения графа. Во время захвата одного из городов невинного погибли около 1500 людей: спрятавшись в церкви, они сгорели заживо. Считается, что пожар возник внезапно. Людовик был ошарашен произошедшей катастрофой, вследствие чего быстро свернул всю военную кампанию и помирился с Тибо. Бернард (Бернар) Клервоский, видный религиозный деятель того времени, по-своему пытался уладить конфликт, посылая письма и папе Римскому, и Людовику. Второму он писал о вредных советах злокозненных советников, возможно, имея ввиду королеву Алиенору. Однако после примирения положение вещей не изменилось: отлучение с Рауля и Петрониллы снято не было, брак их подтверждён церковью не был, но они продолжали жить вместе. Только после смерти жены Рауля влюблённые смогли окончательно и официально сочетаться узами брака.

Второй крестовый поход

Описанные выше события дают понять, что Алиенора уже начинала активно учавствовать в жизни королевства и в жизни своих подданных. Не обошла она вниманием и сильное желание своего супруга начать второй крестовый поход. В 1144 году под натиском мусульман была захвачена Эдесса (на территории нынешней Турции) практически оплот всего христианства. Людовик, возможно мучимый совестью за гибель ни в чем не повинных 1500 человек, вознамерился направиться в святую землю, чтобы освободить город от захватчиков и усилить влияние католичества на Востоке. Получив поддержку своего народа и церкви, три года спустя король вместе с Алиенорой начали военный поход. Впервые король сам участвовал в крестовом походе и впервые в нём так или иначе участвовали женщины. Женщин было много: за армией следовали не только уже привычные всем караваны с девушками лёгкого поведения (без которых не обходился ни один крупный военный поход), но и многочисленные жёны воинов, включая и Алиенору Аквитанскую. Уже после полного провала похода хронисты будут обвинять Людовика в том, что он позволил женщинам учавствовать в абсолютно мужском деле, тем самым подрывая всю военную кампанию, ослабляя как мужской дух, так и вообще всю святость похода (женщина же это грех).

Путь королевской армии лежал через Антиохию, владения дяди Алиеноры, Раймунда де Пуатье. Пока король был под его крылом, Раймунд пытался уговорить его бросить все силы на турков, досаждавших Антиохии, и отправиться в военную экспедицию на Алеппо, оплот мусульман, через который можно было легко дойти и до захваченной Эдессы. Скорее всего, Раймунд подключил в эти уговоры и свою племянницу, которая поддержала точку зрения родственника. Однако Людовик, несмотря на исходившее отовсюду давление, чётко вознамерился сначала достичь Иерусалима. Период пребывания королевской четы в Антиохии считается началом распада их супружества. По какой-то неведомой причине Алиенора высказала своему мужу желание расторгнуть их брак. Возможно, Людовику была известна эта причина или он что-нибудь предполагал, так как моментально засобирался прочь из Антиохии, не дав жене никакого шанса остаться в этом королевстве без его надзора, так что королева была вынуждена продолжить путь вместе со своим супругом. Ходили слухи, что Раймунд и Алиенора стали любовниками, но история не имеет совершенно никакого доказательства этого факта, так что можно считать, что этой любовной связи не существовало. Алиенора несколько раз отзывалась о своём муже, как о слишком религиозном человеке. Зная темперамент королевы, излишняя щепетильность Людовика в некоторых вопросах могла крайне сильно раздражать Алиенору. Но, тем не менее, как бы король не вёл себя в той или иной ситуации, это не считалось достаточной причины для разрыва их брака.

Второй крестовый поход унёс множество жизней, Людовик не добился в нём никакой из поставленных целей по множеству причин, начиная от изначально неправильной продуманной траектории передвижения войск короля Франции и его союзников и заканчивая неглубоким планированием действий на территории врага. Во Францию королевская чета возвращалась, в основном, порознь. Получив в то время прошение Алиеноры, папа Римский отказал ей в просьбе расторгнуть её брак с Людовиком.

В 1151 году, спустя год после крестового похода, у короля и королевы родилась вторая дочь. Возможно, именно это событие и подтолкнуло Людовика уступить своей жене и согласиться на развод. Монарху любого государства всегда нужен наследник, но за 14 лет супружества Алиенора смогла дать мужу только двух дочерей. Рождение очередной девочки сыграло на руку королеве, добавив Людовику ещё одну каплю отчаяния, в результате чего ему, вероятно, пришла в голову мысль, что другая жена это не такая уж и плохая идея. К тому же в 1151 году скончался ярый противник этого развода, несомненно тормозящий этот процесс, аббат Сугерий. 21 марта 1152 года чаяния Алиеноры сбылись, и папа Римский оформил их с Людовиком развод. Обе дочери бывшей королевы должны были остаться при своём отце. Неизвестно, как Алиенора отнеслась к тому факту, что отныне сможет крайне редко видеть своих детей, но, судя по всему, материнский инстинкт не очень препятствовал ей в столь рьяном стремлении развестись с Людовиком.

Вместе с Алиенорой была вынуждена уехать и разведённая Петронилла, чей брак с Раулем наделал несколько лет назад столько шума.

Королева Англии

Оказавшись единоличной правительницей Аквитании и Гаскони, Алиенора настолько стала желанной для всех добычей, что после бракоразводного процесса по дороге в родную Аквитанию герцогиню пытались похитить два раза. Через пару месяцев после расторжения брака Алиенора шокировала всю Европу, поспешно выйдя замуж за герцога Нормандии, Генриха Плантагенета. Скорее всего, для историков так и останется загадкой основная причина этого молниеносного брака. Кто-то говорит, что у Алиеноры уже давным давно была тайная любовная связь с молодым Генрихом, кто-то уверен, что она заранее предугадала все шаги в будущем и практически была уверена, что снова станет королевой. Опуская смутные причины этого поступка, стоит задержаться на его последствиях: конечно, Людовик был ошарашен, ведь его еще месяц назад жена только что обручилась с его без пяти минут врагом, помимо этого, Алиенора с Генрихом создали настоящего территориального монстра, объединив владения Плантагенетов и владения герцогини Аквитанской. В этом же году у новобрачных рождается первый ребёнок мальчик. Для Людовика это было уже слишком: за 14 лет Алиенора не смогла родить ему ни одного наследника мужского пола, а тут вдруг она не успела ещё раз выйти замуж, как на свет появляется мальчик. Мужская гордость Людовика была задета непомерно, из-за чего его отношения с Плантагенетом накалились ещё больше.

Будучи внуком по материнской линии умершего короля Англии Генриха I, практически всю свою жизнь до бракосочетания муж Алиеноры рьяно претендовал на престол этого королевства. После смерти дедушки Генриха, его мать должна была унаследовать корону, так как являлась единственным выжившим наследником. Но женщину опередил племянник почившего короля. Борьба Генриха с захватчиком трона Англии вызвала гражданскую войну на острове и продолжалась до тех пор, пока враждующие стороны не договорились, что после смерти нынешнего короля-захватчика Стефана, его наследником станет именно Генрих Плантагенет. Столь желанное для Генриха событие произошло осенью 1154 года Стефан Блуаский скончался, его преемником и новым королём стал молодой Генрих. В день смерти Стефана Алиенора Аквитанская во второй раз стала королевой.

Отношения Генриха и Алиеноры покрыты тайной. Совершенно точно известно, что новый муж Алиеноры обладал темпераментным характером и упорством быка. Возможно, эти качества также подтолкнули Алиенору в сторону этого брака, так как на фоне набожного Людовика контраст с воинственным Генрихом, конечно, был сильным. Однако Генрих не отличался особой верностью: уже будучи в браке с Алиенорой, король не отказывал себе в красивых любовницах. Точно известно наличие четырёх бастардов, рождённых после заключения брака с Алиенорой, но историки предполагают, что внебрачных детей было больше. Отношение королевы к столь открытым похождениям мужа также остаётся загадкой.

Существует легенда, возникшая примерно в XIV веке, в которой рассказывается об одной из возлюбленных Генриха и которая, возможно, стала ложным путём понимая характера и деяний Алиеноры. Будучи уже давно женатым, Генрих безумно влюбляется в молодую красавицу Розамунду. Алиенора в этот момент находится в весьма бесправной и стеснённой ситуации, о которой будет рассказано позже. Суть в том, что на ход происходивших событий она повлиять никак не могла. Однако трубадуры XIV века решили иначе и вплели королеву в историю об убийстве, которая положила множество неверных слухов и домыслов об Алиеноре. Существует версия, что Генрих потерял голову настолько, что послал папе Римскому прошение о разводе с Алиенорой, чтобы потом жениться на своей любовнице, Розамунде де Клиффорд. Папа, конечно, отклоняет прошение, брак сохраняется. А вот дальше уже идёт сама легенда: королева узнаёт о молодой любовнице мужа и приходит в ярость. Генрих, дабы защитить свою возлюбленную, поселяет её в Вудстокском дворце, а вокруг него строит запутанный лабиринт. Найти путь от начала лабиринта до его конца можно было только с помощью путеводной нити. Тем не менее, Алиеноре удается пройти лабиринт и она находит любовницу мужа. Королева предлагает Розамунде на выбор два способа, которыми она может умереть: кинжал или яд. Розамунда, понимая, что бежать ей уже некуда, выбирает яд и, выпив его, умирает. Любовница короля, ещё при жизни получившая за свою красоту прозвища Прекрасная Розамунда и Роза мира, действительно умирает молодой в одном монастыре, но не от яда, а от болезни. Алиенора в этот момент находилась под арестом по приказу своего мужа, то есть самостоятельно убить соперницу она никак не могла.

Созданная после смерти Алиеноры легенда слилась с другими рассказами об этой королеве, достоверность которых подлежит большому сомнению. К сожалению, именно такие легенды и рассказы и сформировали ложный образ Алиеноры на многие века вперёд, в котором она фигурирует как развратная и коварная правительница.

После вступления на престол Алиенора участвовала в управлении Англией и английскими землями на континенте. Если Генрих уезжал в Нормандию или Аквитанию, его жена оставалась в Англии как его негласный соправитель. Алиенора также часто сопровождала короля в его поездках и дипломатических миссиях, но иногда всё-таки прерывала свою бурную деятельность перед родами.

Королева подарила мужу пятерых сыновей, из которых только один умер в детстве, и трёх дочерей. Материнские чувства Алиеноры разделились: самым любимым её сыном был Ричард, которому впоследствии было суждено стать знаменитым королём Ричардом Львиное Сердце, а не любимым стал самый младший сын, Иоанн, которого тоже не минует королевский трон. Ричард не долго будет королём, но он запомнится англичанам доблестным правителем. К сожалению, его младший брат Иоанн войдёт в историю как один из самых худших королей, какие только правили Англией. Возможно, поведение и манера правления этих двух людей уходили корнями в их детство: самые любимые и самые нелюбимые матерью дети оказались, в свою очередь, самым почитаемым и самым ненавистным англичанами королями. Скорее всего, родив в общей сложности десять детей, Алиенора не испытывала к кому-либо крайне сильной материнской привязанности, кроме как к любимому Ричарду. Нравы того времени также не способствовали укреплению семейных уз: дети отдавались на воспитание сначала кормилицам, а затем семьям-союзникам, где они вырастали до подросткового возраста, учась военному искусству. Это было нормально, если королевская чета покидала нескольких детей на полгода, беря с собой других. То есть особой связи между детьми и родителями не существовало.

В 1173 году, на двенадцатый год правления, все сыновья Генриха II, кроме Иоанна, подняли мятеж против отца. Во главе восстания стояла Алиенора. У этого события было множество предпосылок, но основными было недовольство двух старших сыновей, Генриха Молодого и Ричарда: молодой Генрих был коронован как соправитель своего отца, однако никакой реальной власти не получил, невеста принца Ричарда, дочь бывшего мужа Алиеноры, Людовика, от его второй жены, считалась любовницей короля Англии. Алиенора же, скорее всего, была недовольна тем, как муж распорядился Аквитанией без её ведома, заложив часть Аквитанских земель для заключения выгодного политического союза. Да и частые похождения мужа на сторону явно внесли холод в их взаимоотношения.

В качестве поддержки Алиенора также подняла мятеж среди аквитанских баронов. Но чаяния восставших не оправдались: королева была перехвачена войсками Генриха II по пути в Париж и доставлена в Англию.

Падение и новый взлёт

В качестве узницы Алиенора прожила 16 лет своей жизни в Винчестере до самой смерти Генриха II. Заточение пленницы проистекало весьма комфортно: Алиеноре был отведён штат слуг, еда и предметы обихода оставались по-королевски достойными, ей также разрешалось гулять везде, где вздумается, не выходя за пределы крепостных стен замка.

Генрих II пережил своего старшего сына на 6 лет. Умирая, он передал бразды правления любимому ребёнку Алиеноры, принцу Ричарду. Как только новый король вступил на престол, вдовствующая королева была освобождена. После обретения свободы Алиенора полностью посвятила себя подготовке к церемонии коронации Ричарда. У матери с сыном оставался еще один нерешённый вопрос: при жизни Генриха II тот договорился с королём Франции Филиппом, что Ричард женится на Адель Французской, сестре Филиппа. Однако ни Ричарда, ни Алиенору такое положение вещей не устраивало: мотивы Алиеноры, в принципе, понятны, она категорически не хотела связывать жизнь своего сына с дочерью своего бывшего мужа. Однако мнение Ричарда в этом вопросе остаётся загадкой. Династический брак для наследников престола и королей никогда не был сюрпризом, и отказываться от него тогда, когда жена может принести за собой некую пользу государству, было не принято. Существует версия, что Адель была любовницей отца Ричарда, поэтому он не желал никоим образом связывать с ней свою жизнь и делать её королевой Англии. Однако есть иная версия: историки до сих пор спорят о гомосексуальности короля Ричарда I, но действительно ли это было так, или у короля были другие мотивы, скорее всего, уже никогда не будет известно.

Ричард получил своё прозвище не просто так, воевал он действительно много и делал это успешно. Пока сын участвовал в бесконечных военных походах, власть над страной сосредоточилась в руках Алиеноры. Забота о любимом ребёнке, хоть уже и взрослом, и стремление его спасти проявилась у Алиеноры в тот момент, когда Ричард внезапно попал в плен. Произошло это на пятом году его правления во время возвращения короля из Палестины. Император Священной Римской империи был категорически недоволен захватнической политикой короля Англии, которая сильно навредила его власти, поэтому весь путь Ричарда по европейской территории император выслеживал его и предпринимал неоднократные попытки схватить короля. Задуманное удалось в декабре 1192 года. Алиенора узнала о пленении сына спустя месяц, после чего она сразу же написала в Рим. Ходатайство Алиеноры папе Римскому ни к чему не привело. Однако за время заточения Ричарда император проникся к нему уважением за его стойкий дух и принял решение совместить приятное с полезным, то есть освободить ценного пленника за огромный выкуп. Чуть меньше, чем через полгода после пленения сына Алиенора получает условия императора: Англия выплачивает Священной Римской империи 150 000 марок (двухлетний доход английской короны), и после этого Ричард получает свободу. Алиенора назначила налог населению в четверть всего дохода каждой семьи, но так и не смогла собрать нужную сумму. Тогда она придумала другое решение: пока вся сумма не будет выплачена, у императора будут находиться в заложниках двести англичан. Получив согласие на это условие, Алиенора лично отвезла собранные деньги в Германию. Ричард был отпущен только после того, как принёс оммаж императору и пообещал выплачивать ежегодно 5000 фунтов стерлингов.

Алиеноре было суждено увидеть смерть своего любимого сына. Спустя шесть лет после описываемых ранее событий во время осады замка Шалю-Шаброль Ричард был ранен в шею арбалетным болтом. Узнав о произошедшем, Алиенора ринулась к умирающему сыну, успев к последним дням его жизни. Ричард скончался в апреле 1199 года от заражения крови на руках своей 75-летней матери.

Правление Иоанна. Уход на покой

Поскольку Ричард не оставил после себя наследников, хоть и был женат на подобранной Алиенорой невесте, погибшему королю наследовал его младший брат, Иоанн. Правление этого короля считается одним из самых худших за всю историю Англии. Престол Иоанн жаждал завоевать давно: ещё когда Ричард находился в плену у императора, его младший брат писал пленителю с просьбой подольше не выпускать короля, а сам в это время заключил союз с королём Франции и попытался захватить престол. Попытка оказалась неудачной. Когда Ричард вернулся в Англию, младший брат был вынужден заключить с ним перемирие, однако через несколько лет снова вознамерился отобрать корону, после чего был изгнан, его земли были конфискованы. За четыре года до смерти Ричарда Иоанн был прощён и спустя некоторое время, ввиду отсутствия у короля детей, был признан наследником.

После смерти Ричарда у Алиеноры уже не было никакого желания принимать активное участие в жизни всего королевства. Уехав в родную Аквитанию, она занялась политикой исключительно этого региона. Однако не все были согласны с законностью нахождения на престоле Иоанна, и это тронуло саму Алиенору: Артур, сын старшего брата короля, Джеффри, умершего задолго до описываемые событий, решил оспорить право своего дяди Иоанна на трон Англии. Получив поддержку французского короля, Артур осадил свою бабушку в замке Мирабо. Замок тут же пал бы, если бы Алиенора не организовала его оборону так, что они смогли продержаться несколько дней до прибытия Иоанна с его войском, который помог отбить Мирабо у Артура Плантагенета.

Последние годы жизни Алиенора провела в аббатстве Фонтевро, где скончалась в возрасте восьмидесяти лет. Она была похоронена там же рядом со своим супругом Генрихом и любимым сыном Ричардом. Алиенору часто называют бабушкой средневековой Европы, ведь события и влияние одной жизни этой женщины не сопоставимы со многими жизнями других королев Англии и Франции. Она пережила двух мужей и восьмерых детей, всю жизнь борясь за свою точку зрения и отстаивая своё мнение. Алиенора Аквитанская стала первой женщиной в Средневековой истории, которая не побоялась действовать так, как считала нужным, хоть и наперекор принятым правилам и обычаям.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд
Adblock
detector