Тысяча кнайпхофцев или Как закончилась предпоследняя война в Кёнигсберге

Едва ли не самым тяжелым периодом в многовековой истории Тевтонского ордена стали годы после поражения в Великой войне с Польшей и Литвой. Грюнвальдская катастрофа подкосила знаменитый прусский «орднунг». Фактический спаситель ордена от полного краха Генрих фон Плауен был смещен с гроссмейстерского поста и заключен в тюрьму. А на приказы нового гроссмейстера Людвига фон Эрлихсхаузена орденская братия попросту забила, пустившись во все тяжкие. Рыцари грабили владения друг друга – но это было еще полбеды, для средневекового феодала подобное было не в диковинку. Куда хуже, что, когда жрать в разоренных фольварках и замках стало окончательно нечего, благородные господа принялись обдирать крестьянство.

Гроссмутер, млеко, курка, яйца! – командовал предводитель какой-нибудь рыцарской шайки, нагрянувшей в деревню, помахивая сверкающим мечом над головами робких поселян.

Придравшись к какому-нибудь пустяку, а зачастую даже этим себя не утруждая, дворяне сводили скотину со двора, резали свиней, ловили кур – в общем, вели себя как обычные разбойники. Несчастные земледельцы скрипели зубами, сжимали кулаки, но сделать ничего не могли попробуй пойти на вооруженного до зубов профессионала, имея в арсенале деревянные вилы и полное отсутствие ратных навыков!

Более сплоченных обитателей городов уже на основании закона (о нем сразу вспомнили, как же иначе!) обложили такими зверскими налогами, что бюргеры только кряхтели. Матерились и ганзейские купцы, которые несли колоссальные убытки вследствие того, что орден монополизировал торговлю с соседней Польшей.

Первая попытка дать отпор вконец обнаглевшей аристократии была предпринята в 1416 году, после того как появился указ о сборе поголовной подати. Жители Данцига отстегивать монету отказались и попытались сработать на упреждение, осадив местный замок. Но вскоре нагрянул карательный отряд, осаду снял, городское ополчение разметал, зачинщиков в лице нескольких членов городского совета схватил и повесил на самых высоких деревьях – чтобы издалека было видать.

Тот тревожный звоночек тевтонцы всерьез, видать, не приняли, за что потом и поплатились. Да, они делали ленивые попытки успокоить население, обещая в дальнейшем справедливое и необременительное правление, но сословия ко всем этим посулам относились с глубоким недоверием.

Рыцарь, как известно, хозяин своему слову: захотел – дал, передумал – обратно взял, горько язвили простолюдины.

Собравшиеся 14 марта 1440 года в Мариенвердере 53 представителя обделенного мелкопоместного дворянства и рядового духовенства, а также делегаты от 19 прусских городов, среди которых закоперщиками выступали все тот же Данциг, а также Эльбинг и Торн, основали Прусский союз. Пару недель спустя к нему присоединилось еще семь городов. Официально акт об образовании Союза был подписан в Данциге. Следующие четыре года союзники копили силы, а в феврале 1454-го издали акт об освобождении дворян и городов от власти ордена. Что фактически означало вооруженное восстание. Причем началось оно весьма удачно: выбранный предводителем Прусского союза Иоганн фон Бойзен сумел заманить в Торн комтуров Данцига и Страсбурга, а вместе с ними орденского маршала Килиана фон Эрдорфа. Все три высокородных особы были брошены в темницу.

Первым из орденских замков пал лишенный главенства Торн, от которого натерпевшиеся лиха разъяренные горожане не оставили камня на камне. В течение следующих четырех недель в руках восставших оказалось еще 56 орденских замков. Какие-то просто сожгли, а некоторые хозяйственные бюргеры разобрали на кирпич для своих нужд. Очень быстро рыцари обнаружили, что кроме Штума и Мариенбурга укреплений у них, собственно, и не осталось. Людвиг фон Эрлихсхаузен в панике призывал всех на защиту столицы. Вот только оборонять ее было некому: на тот момент в ордене насчитывалось, дай бог, 300 братьев, да и те были разбросаны со своими отрядами по 28 комтурствам и фогтствам.

Большие надежды тевтонцы возлагали на наемников, которых, заложив одну из провинций, набрали в Чехии, Силезии и восточных княжествах Германской империи. Но «солдаты удачи» все еще сосредотачивались в Богемии. И вскоре Мариенбург осадило ополчение Поморья, которым командовали данцигский советник Эвальд Вриге. Правда, взять замок сходу не получилось, да и предстоящий штурм особых перспектив не сулил – об эту твердыню даже куда более матерые вояки ломали зубы.

Тогда Иоганн фон Бойзен покумекал немного и решил:

Заграница нам поможет! А не послать ли гонца к польскому королю Казимиру IV? Он ведь только рад будет воспользоваться моментом.

Хитроумный Ганс как в воду глядел. Круль моментально возгорелся желанием повоевать – тем паче, от шибко ослабевшего векового врага ожидать мощной ответки не приходилось. Поляки шустро состряпали акт об инкорпорации, включавший все прусские земли в состав Жечи Посполитой и отправили шеститысячную армию воплощать документ на деле.

О том, что последовало после этого, «Хроники Пруссии» уже писали. Госпитальер Генрих Ройс фон Плауэн-младший, взявший на себя тяжкую обязанность спасителя Пруссии, сколотил небольшое, всего 800 мечей, войско из орденских рыцарей с их дружинами. Этот отряд был заблокирован в городе Кониц польскими войсками, надеявшимися на легкую победу. Однако тронувшиеся, наконец, в путь из Чехии наемники (около 9 тысяч кавалеристов и примерно 6 тысяч пехотинцев) смешали ляхам все карты. Последовал такой разгром интервентов, что сам Казимир IV едва избежал плена. Развивая успех, Тевтонский орден сумел вернуть себе часть замков, городов и районов, но потом дело снова встало, ибо иссякли денежные ресурсы. А бесплатно кондотьеры воевать отказывались.

Впрочем, и у Прусского союза дела обстояли отнюдь не блестяще. Ведь он тоже активно пользовался услугами наемных профи. И чтобы удовлетворять их финансовые запросы, ввел в своих владениях подати не хуже тех, что когда-то взимали тевтонцы. Нож в спину союзники получили от Кёнигсберга, точнее, от одного из трех составлявших его тогда городов – Альтштадта. Там вспыхнул бунт рассерженных налогоплательщиков, к которому не замедлили присоединиться жители соседнего Лёбенихта. А вот островной Кнайпхов предпочел сохранить верность Союзу, ибо, хотя тоже был не слишком доволен поборами, но, благодаря своему богатству, еще мог потерпеть в расчете на светлое будущее.

Ну и пропадайте пропадом, Inselschweine! – решили альтштадцы, заперли ворота, ведущие в Кнайпхоф и дали знать гроссмейстеру ордена, которого обрадовали известием о принесенной присяге.

Назначенный к тому моменту Верховным маршалом фон Плауэн двинул к Кёнигсбергу около двух тысяч бойцов. По дороге без сопротивления удалось взять города Мюльхаузен, Хайлигенбайль, Мельзак и Цинтен. Неразумные обитатели Браунсберга решили было отсидеться за стенами, но не выдержали решительного приступа. После взятия города, победители ободрали упрямцев до нитки и продолжили марш на север.

Теперь на пути у фон Плауэна лежал замок Бранденбург, обещавший изрядные хлопоты. Но маршалу сопутствовала удача: ночью удалось захватить купеческий когг из Данцига, вошедший в бранденбургский порт на берегу залива Фришес-Хафф. Выкинув из трюмов провиант и снаряжение, предназначавшееся для осажденных в Кнайпхофе, фон Плауэн посадил на судно ударный отряд наемников, которым командовал рыцарь ордена Ханс фон Гляйхен. Десантники пересекли залив и с налета захватили замки Фишхаузен и Лохшедт. Тем временем маршал овладел замком Кройцбург и прилегающим к нему одноименным городом. Дорога на Кёнигсберг оказалась открыта.

Первым к Альтшдадту подошел неутомимый Ханс фон Гляйхен со своим спецназом. Чуть позже подоспел и сам фон Плауэн с основными силами. Кнайпхофцы почувствовали, что к осаждавшим прибыли подкрепления, на собственных шкурах. Город, который защищала примерно тысяча бойцов, принялись непрерывно обстреливать из пушек, установленных на берегах Прегеля. На отчаянный призыв о помощи Иоганн фон Бойзен, уже получивший титул губернатора Пруссии, откликнулся посылкой отряда чешских наемников. Но те добрались до Бартенштайна, потребовали выплаты жалования, а когда его не получили, предпочли заняться грабежом окрестных территорий.

Зато по реке в Кнайпхоф удалось пробиться конвою, направленному из Данцига. Корабли высадили на осажденный остров 400 солдат и выгрузили кое-какую провизию. Стало полегче, но ненадолго: осаждавшие перегородили Прегель выше и ниже острова мостами и сторожевыми кораблями, которые перехватили следующий караван из полутора десятков транспортов, после короткого, но яростного боя потопив несколько неприятельских судов и заставив остальные убраться восвояси.

Поставленный в известность о критическом положении Кнайпхофа, король Казимир IV рассудил, что игнорировать такую редкостную в нынешние времена преданность было бы неразумно. Теперь на подмогу островитянам спешил уже сводный отряд иностранных наемников и ополченцев Прусского союза в две тысячи штыков. Вломившись в городок Пройсиш-Эйлау, они подступили было к тамошнему замку, но были отбиты.

Ночью из замка через старый подземный ход выбрался гонец и, не замеченный врагами, на заранее приготовленной лошади поскакал в сторону Кёнигсберга, рассказывает крупнейший в Европе специалист по истории Тевтонского ордена Анатолий Бахтин. Прибыв к фон Плауэну, он доложил обстановку, и Верховный маршал срочно отправил на выручку отряд рыцарей под руководством графа фон Хольфенштайна.

Под покровом утреннего тумана рыцари прокрались в Пройсиш-Эйлау и внезапно обрушились на осаждавших. Успех был полным – одних только убитых союзников на городских улицах осталось лежать 800, еще 300 человек попало в плен, оставшиеся разбежались. Весть об этой победе разнеслась по всей Пруссии, вызвав эффект домино. В короткий срок на сторону Тевтонского ордена перешел весь Замланд, затем присягнули города Тапиау, Лабиау, Домнау и многострадальный Пройсиш-Эйлау.

И вот 14 июля 1455 года, прознав, что из Ливонии в помощь фон Плауэну прибыли еще 500 опытных вояк, гарнизон окруженного со всех сторон Кнайпхофа ввиду своего безнадежного положения решил сложить оружие. Впрочем, стойкость противника произвела на тевтонцев должное впечатление – капитуляцию приняли на почетных условиях.

Считается, что на протяжении следующих 490 лет непосредственно в Кёнигсберге полномасштабные боевые действия больше не велись ни разу.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд