Суворов удар на опережение! 6 сентября 1789 года.

6 сентября 1789 года. Ночью прискакал гонец от командующего союзными войсками принца Кобурского.

Его высочество просто умолял, чтобы Суворов немедленно выдвигался ему на подмогу. Шпионы донесли принцу, что целая орда турок движется прямо на него. Кобурский чувствовал, что эта турецкая армада просто прокатится по его войску, даже не заметив.

Суворов задумался, последние несколько дней он отправлял разведчиков во все стороны с целью узнать как можно больше о планах противника. Турки хитры и коварны, нельзя их недооценивать. Он готов был сию минуту ринуться на помощь принцу, но смутные сомнения терзали его: «А вдруг ловушка? Если это всего лишь отвлекающий маневр?». Войском рисковать нельзя даже таким маленьким. Сейчас у него было семь тысяч бойцов, но это были такие солдаты, с которыми он мог горы свернуть. Решительные, быстрые смелые, беспрекословно выполняющие приказы и доверяющие своему командиру. А он доверял им.

Суворов решил не торопиться и подождать подтверждения информации. И оно пришло! Ровно через сутки прискакал второй гонец. Принц со слезами на глазах просил помощи, турецкая армия всего в четырех часах пути от него и завтра возможно будет бой. Скорее всего, на следующий день спасать уже будет некого.

Александр Васильевич понял, что совершил непростительную ошибку. Завтра турецкая стотысячная армада просто сомнет восемнадцатитысячную австрийскую армию, и они по прибытии застанут там поле австрийских трупов. С другой стороны, чем могут помочь в этой ситуации семь тысяч русских? Семь против ста это так мало! Но Суворов решил иначе!

Переход был очень тяжелым. Вышли в полночь, то дождь то буря, постоянно переправлялись через реки. Австрийцы умудрились построить переправу не там где их просили, и русским пришлось шагать лишних 15 километров. Хуже всего было самому Суворову, его просто загрызла совесть, никак не давали покоя эти упущенные сутки. Он до того переживал, что у него даже лихорадка прошла, которая его мучала до начала похода. Но под конец путешествия появились вести от принца и Суворов немного успокоился. Турецкий Командующий не собирался нападать. То ли турки совсем обленились, то ли были настолько уверены в себе, но австрийцы были еще живы. Если бы на месте турецкого командующего был Суворов, судьба австрийцев была бы предрешена.

Сражение при Рымнике

10 сентября союзники радостными криками встречали русских. Суворову поставили шатер, положили сена, он на него завалился и стал размышлять, чтобы ему сделать с огромной кучей турок на другом берегу. Приехал принц, они обнялись как старые добрые друзья. Русский полководец сразу же стал убеждать его высочество напасть на турок, мотивируя это тем, что раз они не нападают, значит еще ждут подмоги. Кобургский слегка опешил от этого предложения, учитывая, что австрийцев с русскими было 25 тысяч, а турок около 100 тысяч. Принц отказался от этой безумной идеи. Тогда Суворов рассердился и сказал, что если австрийцы не пойдут с русскими бить турок, русские их пойдут бить одни. Дворянская честь не позволила принцу допустить этого и с тяжелым сердцем он согласился. Александр Васильевич успокаивал его, говоря, что не нужно смотреть на их многолюдство, так как, судя по всему в рядах турок нет порядка. Большое количество людей им только мешает. И этим необходимо воспользоваться.

Суворов взял с собой пару офицеров и поехал к реке, за которой находилась турецкая армия. Там он залез на дерево, внимательно все осмотрел, вернулся в лагерь, поделился соображениями с принцем и пошел спать.

Ночью весь лагерь пришел в движение. Но все происходило совершенно бесшумно, никаких сигналов, команд и криков. Войска перешли две реки вброд и разделились. Русские взяли резко вправо, австрийцы немного наискосок, между ними полковник Карачай с гусарами австрийцами.

Противник был разделен на несколько лагерей и в том, на который пошел Суворов, было около 12 тысяч солдат. Турки заметили русских, послали навстречу конницу и открыли огонь. Неожиданно бойцы Суворова натыкаются на препятствие глубокая лощина поперек поля. Солдаты растерялись, но только на минуту. Командующий приказал не медлить. В данном случае скорость решала все! Первыми лощину преодолели гренадеры. Как только выбрались из оврага, они обезвредили турецкую батарею. Сразу же вслед за ними перебрались и остальные. Кавалерии пришлось обогнуть овраг.

Подоспело около четырех тысяч турецкой кавалерии, но Суворов тоже подтянул подмогу, после недолгого сопротивления турки побежали в разные стороны.

От большого лагеря турок отделились около 20 тысяч кавалерии. Они попытались вклиниться между русскими и австрийцами, но наткнулись на такой жесткий перекрестный огонь что сразу же откатились назад. Была и вторая попытка и третья, но противник словно врезался в стальную стену. Мужество солдат и гениальное руководство сделали бесполезными все атаки турецкой армии. Суворов то отправлял в атаку кавалерию Карачая, то выстраивал своих солдат в каре, и кавалерия противника попадала под сумасшедший огонь.

В конце концов, турки устали и повернули назад. Русские уничтожили первый лагерь и решили, что пора помочь союзникам. Но вначале необходимо было немного отдохнуть. Александр Васильевич приказал сделать небольшой привал. Австрийцы тоже объявили отдых. Даже турки затихли. Но на войне как на войне, через полчаса все снова задвигалось, зашумело и застреляло.

Во время перерыва командующий выехал вперед и осмотрелся. По опушке леса перед австрийцами за длинными окопами тянулись главные силы турок. Но ближе к русским находилась деревня Боска также занятая неприятелем. На нее и пошел Суворов.

Сорок тысяч атаковали австрийцев. Принц каждую минуту посылал гонцов с просьбой поторопиться, но Суворов под шквальным огнем шел на деревню. Русских атаковала артиллерия и кавалерия, но Боска была взята. После этого командующий разворачивает свои войска на помощь австрийцам. Суворов сообщает принцу, каким способом нужно идти в атаку. Кобургский удивился, но согласился. Еще больше удивились турки, когда резко рванула вперед конница и следом за ней пехота ворвалась в окопы и устроила резню. Турецкая армия побежала.

Были взяты два лагеря. Конечно, оставались и другие, один из них был самый большой, но это уже не имело никакого значения. Турки бежали в ужасе. Великий визирь пытался уговорить свои войска остановиться, показывал им Коран, приказывал стрелять дезертирам в спину. Ничего не могло их остановить. Союзная кавалерия догоняла и уничтожала врага. Все поля были усеяны телами турецких солдат, еще больше утонуло в реке Рымнике, которая была у них на пути.

Принц подъехал к Суворову, они молча обнялись. С этого дня Кобург называл его не иначе как своим учителем. Русские с австрийцами общались как братья. На следующий день был отслужен молебен. Суворов сказал каждому солдату взять по зеленой ветке, долго говорил о чести и славе, которую они заслужили, и велел каждому увенчать себя победной ветвью. Австрийцы дали ему прозвище «генерал – вперед». Именно он показал им, как можно бить превосходящего числом противника. Еще недавно тот же самый визирь дважды разбивал австрийцев, а тут он позорно бежал, несмотря на превосходство в численности в четыре раза.

Турки потеряли более двадцати тысяч солдат, союзники – меньше тысячи!

Императрица была просто в восторге от славной победы при Рымнике. Отслужили молебен, сказали множество поздравительных речей. А какие были подарки! Суворову дали титул графа и прозвище Рымникский, орден Святого Георгия, драгоценную шпагу и брильянтовый эполет. Брильянтовую шпагу Екатерина подарила и принцу Кобургскому. Не обделил полководцев подарками и австрийский император. Суворов стал графом Священной Римской империи, а принц Кобургский – фельдмаршалом. Александр Васильевич не ожидал таких великих милостей от сильных мира сего. Из этих наград больше всего он дорожил орденом Святого Георгия, потому что этот орден, в отличие от всего остального дается только за военные заслуги.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд