Падение Римской империи: Афера тысячелетия!

Римская империя пала из-за вторжения варваров.

Римская империя пала из-за христианизации.

Нет. Конечно, и варвары и зарождение Церкви, подрывавшей идеологические основы империи, сыграли свою роль, но видеть причины краха государства только в них клише.

Сложилось так, что военачальник в римском обществе, со времён Республики, обладал огромной ролью и влиянием. Его не только стоило охранять надлежащим образом от угрозы, но и надлежащим образам охранять общество от него, чтобы тот, пользуясь своими возможностями не узурпировал власть. С этой целью была создана преторианская гвардия, набиравшаяся из числа союзников. Они не были лично преданы военачальнику, и не были мотивированы его свергать. Значимость личной охраны полководца со временем росла. После одиозных восхода и падения Цезаря и превращения Октавина в императора, Римская республика преобразовалась в Империю, но преторианцы не исчезли, а обзавелись ещё большей популярностью и влиянием, превратившись в тайную полицию. Место охраны же теперь заняли германцы-батавы, составлявшие cohors Germanorum или Germani corporis custodes, Германскую когорту или Германских телохранителей. Они выполняли роль телохранителей императоров вплоть до своего роспуска в 68 г. н.э. На смену им пришли equites singulares и pedites singulares конные и пешие отряды германских телохранителей императоров и губернаторов провинций, насчитывающие от 500 до 1000 всадников и 500 пеших воинов. И хотя в 312 г. формально эти отряды были расформированы, по причине их ярого сопротивления Константину Великому, сами отряды германских телохранителей не исчезли как таковые.

Падение Римской империи: Афера тысячелетия!

С другой стороны, после захвата власти Цезарем и Октавианом, в Империи продолжали жить республиканские ценности. Сенаторы мечтали вернуть былые времена, когда всем свободно распоряжались они сами, а не поддавались давлению полководцев, которые присылали в Сенат отряды преторианцев или угрожали поднять легионы против Рима. В провинциях же зрели идеи сепаратизма. Идея создания Галльской империи, зародившаяся ещё в III в. не переставала существовать вплоть до крушения Западной Римской Империи, и одним из последних полководцев, которые намеревался её воскресить, был Аэций. Но его убили раньше, чем он смог что-либо предпринять. Желание сенаторов и, тайно холящих сепаратистские идеи, губернаторов и наместников освободиться от диктатуры императоров и контроля римской метрополии встретились с движением христианизации. Христианство, используя уже знакомый римлянам платонический пантеизм, тем не менее, в корне меняло концепцию и идеологию, лишая императоров в глазах населения божественного авторитета. А божественный авторитет это то единственное, чем обладали императоры. Власть на местах представляли губернаторы и административные чиновники. Их безопасность и стабильность нахождения у власти обеспечивали германские когорты.

В результате, во второй половине V в., когда Римская империя трещала по швам не столько под натиском варваров, сколько от внутренних экономических проблем, наместники в провинции, жаждавшие освободиться от контроля из центра, и сенаторы, верные идеалам республиканизма, уличают момент и по сути приводят Римскую империю к распаду. Исчезновение фигуры императора как такового, означало, что теперь население империи приблизилось к Единому Богу, императора, который воспринимался населением, как проводник Божьей Воли, больше не было. В то же время, сенаторы и наместники, по-прежнему, олицетворяли собой власть на местах и только их воля, по инерции, воспринималась населением римских провинций, как легитимная власть. Однако, эту легитимность было необходимо поддерживать и охранять. И если сенаторам было сделать это проще, назвав Рим Градом Петра и Павла, а себя объявив папами и его ближайшими сподвижниками (яркий пример папа Лев I (29/09/440 г. 10/11/461 г.), происходивший из аристократической семьи и начавший сперва делать карьеру в римской администрации), что давало им покровительство божественного авторитета, то в провинциях всё было намного приземлённее. Губернаторы нуждались в лично преданных войсках, чтобы удержать стабильность. Пользуясь своей легитимностью, они расширяли количество германских телохранителей, не вызывая при этом возмущения у населения.

Падение Римской империи: Афера тысячелетия!

Однако, вслед за скромными сепаратистскими мечтами губернаторов у полководцев, часто совмещавших должность губернаторов, рождались амбициозные мечты о захвате власти над всей империей. И этой тенденции было необходимо противостоять, иначе республиканские мечты сенаторов, облачившихся в рясы духовенства, были обречены на провал, также как и надежды губернаторов на свободу. Сложные сплетения взаимоотношений между папой Львом I и полководцами Аэцием, Марцеллином и Рицимером красноречиво это доказывают. В результате, после длительного и выверенного политического лавирования, наиболее опасные полководцы были ликвидированы и, в какой-то момент, о, аллилуйя, легаты (командиры легионов, те самые опасные полководцы, из числа которых в своё время вышли императоры Гальба, Адриан и Траян), стали церковным саном, а не административным и назначались теперь папой римским. Произошло это к VI веку. Власть окончательно захватили бывшие сенаторы ставшие церковными сановниками. 103 провинции поздней Римской империи превратились в 103 диоцеза церковных прихода. Бывшая администрация и имперская бюрократия вошла в структуру новой Церкви, управляемой, по-прежнему, из Рима, этим объясняется превращение многих римских административных должностей в саны Римско-католической церкви. Поскольку эти люди унаследовали легитимность и авторитет своей власти от римской администрации, то они были единственной силой, которая могла устанавливать новые порядки на территории, испытывавшей политический вакуум после распада Западной Римской Империи. Но теперь, для собственной безопасности вчерашняя администрация, сегодняшнее духовенство, нуждалось в собственном лояльном войске. И их взгляд упал на бывших германских телохранителей и вновь прибывших варваров, например, франков или вестготов. С ними был заключен договор, по которому варвары занимали места, когда-то принадлежавшие наместникам и губернаторам и их войскам, принимая вместе с обязанностью защищать новые владения и права собственности. Сюда же добавлялась и судебная власть. Вчерашние варвары теперь стали новыми правителями и поддерживали порядок силой оружия, что вошло в средневековое понятие potestas. Но potestas варваров был ничем, пока не было благословения местного епископата, выражаясь средневековой латынью autoritas.Autoritas строился, как уже говорилось, на доверии и авторитете у населения, которые новая Церковь унаследовала от старой римской администрации.

Мифический король франков Фарамунд провозглашён правителем после взятия Трира. Реальный Фарамунд был братом парижского епископа Рагнемунда, жил в VI веке.Мифический король франков Фарамунд провозглашён правителем после взятия Трира. Реальный Фарамунд был братом парижского епископа Рагнемунда, жил в VI веке.

Поэтому нельзя сказать что только варвары или только христианизация погубили Римскую империю, это будет неверно. Её погубили и варвары, и христианизация. Но всё это было бы пустым местом без республиканских идей, заставлявших сенаторов на протяжении столетий бороться с имперской властью и рассматривать императоров не иначе как узурпаторов и тиранов. Распад Западной Римской Империи был крупнейшей аферой своего тысячелетия

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд