Ответ партизан на массовые расстрелы

Фашисты свирепствовали: в городах и селах на площадях чернели виселицы, пылали деревни, расстреливали всех непокорных и неугодных, молодых и сильных увозили в рабство на запад. Гитлеровская машина была запущена на истребление.

Вот только несколько строк из «Итогового отчета» командира батальона майора охранной полиции Толлинга от 30 сентября 1942 года:

«Батальону с подчиненными ему подразделениями и приданным 16-м жандармским мотовзводом было поручено 23 сентября 1942 года уничтожить расположенные к северо-востоку от Мокран деревни Борисовка, Борки и Забалотье

Согласно приказу деревни были сожжены. После выделения безусловно благонадежных семейств было расстреляно: в Борисовке — 169 человек, в Борках — 705, в Заболотье —289 человек. Скот, инвентарь, зерно, а также повозки и машины были конфискованы по соглашению с соответствующими районными уполномоченными по сельскому хозяйству».

Такие «отчеты» поступали почти из всех белорусских деревень. Разве могли оставаться безучастными к судьбе советских людей партизаны?

Командование отрядом было озабочено пополнением своих рядов, обеспечением партизан оружием и боеприпасами. Необходимо было стать на защиту населения от изуверов-оккупантов, усилить удары по противнику, отвлечь и сковать в тылу максимальное количество регулярных войск и уничтожить озверевших палачей.

Создание новых отрядов было поручено опытным партизанам Г. Карасеву, Ф. Лисовичу, А. Савицкому.

Молодежь скрывалась от угона в рабство, добывала у немецких солдат оружие и группками уходила в леса.

В июне 1942 года в Лунинецком районе был создан отряд Петровича (А. П. Савицкого), со временем выросший в бригаду имени Кирова.

Прослышал Василий Захарович, что возле Красной слободы появился неизвестный ему партизанский отряд. Действует он четко и смело, дисциплинирован и хорошо вооружен. На связь с ним Корж решил послать Григория Карасева. Старый партизан знал все потаенные лесные тропинки, умел вывернуться из любого положения: если надо, прикинется простачком или глухонемым, пастухом, потерявшим корову, или пасечником, ищущим отбившийся рой. Словом, разведчик-артист.

Партизанский «посол» нарядился в лапти и крестьянский армяк, взял длинную палку, спрятал два пистолета и гранаты. Петляя по лесным тропам, прыгая с кочки на кочку, хлюпая по ледяной весенней воде, отправился он на выполнение задания. В лесу его задержал патруль и доставил к командиру. Им оказался высокий голубоглазый капитан Красной Армии Василий Алексеевич Васильев. Подошел к задержанному и коренастый, широкоскулый комиссар отряда, бывший старший сержант Иван Васильевич Зиборов.

Карасев вспорол подкладку шапки и подал свернутую в трубочку записку от Комарова. Васильев и Зиборов знали о смелых и дерзких операциях комаровцев и давно хотели связаться с ними. Теперь сам командир приглашал их на встречу. А что, если это провокация и ловушка? Уж больно невоинственно выглядел партизанский «посол».

Долго совещались командир с комиссаром, взвешивали все «за» и «против» и все же решили встретиться с руководителем соседнего отряда. С трудом пробирались за Карасевым по топям и лесным тропинкам, а он уверенно шел впереди, находил только ему ведомые жердочки и к вечеру привел в штаб Комарова.

Командир встретил гостей радушно, поинтересовался, кто они и откуда. Васильев — владимирский, Зиборов — сибиряк. Вместе служили в Белостоке. Отходили с боями к Барановичам, но они оказались далеко в тылу. Васильев дважды попадал в плен и дважды бежал. Возле Крынок собралась группа красноармейцев. Все были хорошо вооружены и пытались пробиться в действующую армию.

— Теперь в отряде 60 человек. Все верны воинской присяге, стремятся влиться в ряды Красной Армии и бить фашистов,— заключил Васильев.

— А вам известен призыв партии к народу в первые дни войны? Что в нем говорится? — И Корж, отрубая каждое слово, процитировал

«В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для Взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия».

Как вы считаете, вас это указание не касается? Где теперь проходит линия фронта — вы знаете? — И он по карте провел черту далеких огневых рубежей войны.— Пока доберетесь, потеряете больше половины людей, и куда попадете, еще неизвестно. А здесь каждый партизан равен взводу. Мы должны оттянуть побольше войск противника, чтобы легче было там,— он указал на восток.— Пока соберутся союзники, здесь откроем второй фронт, будем уничтожать живую силу и технику по пути на фронт.

— Воевать мы готовы и умеем, за это время и партизанской борьбе научились, да верность присяге велит влиться в действующую армию,— возражал Васильев.

— Разве мы бездействующая армия? Вон сколько врагов уничтожили, сколько советских людей спасли, разве это не верность воинской присяге? А что такое партизанская война и что могут партизаны — мне известно не только по двадцатым годам, но и по Испании.

Уже с полным доверием и большим уважением Васильев и Зиборов слушали человека с молодыми проницательными глазами. О боях в Испании они знали только из газет, а вот перед ними участник событий, за которыми следил весь мир.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд
Adblock
detector