Оказывается, их убедили, что все русские с рогами.

В конце марта наша дивизия форсировала Дунай и по левобережью развернула наступление на Вену. Мы не выходили из боев. Укрепишься на позиции, только окопаешься, а через полчаса приказ идти вперёд И так по несколько раз в день.

Во время наступления на нашем пути оказался концлагерь. То, что мы там увидели, трудно передать словами. Я это запомнил на всю жизнь. В живых в этом лагере нам никого не удалось обнаружить. Отступая, немцы уничтожили всех военнопленных. Картина была ужасная. Мы увидели сброшенные в ров человеческие скелеты, обтянутые кожей. Это были те, кого фашистские ублюдки не успели сжечь при отступлении.

После концлагеря, бойцы перестали брать немецких пленных, хотя был приказ не расстреливать их. Увидев то, что творили немцы и щадит пленных, это было выше наших сил. Сдержаться было невозможно. Мало кто из фашистов уцелел после встречи с нами.

Мы уже видели пригороды Вены. Но, немцы не собирались сдаваться без боя. Сопротивление нарастало. Весна вступала в свои права. Деревья распускаются, все вокруг зазеленело, а мы двигаемся вперёд

Окопаться невозможно. Только углубил своё укрытие на штык сапёрной лопаты и сразу же выступает вода. Так и приходилось под обстрелом лежать в ледяной воде.

Помню, мы перед Веной какой-то крупный населённый пункт заняли. Подошедшие части сменили нас, а нам было приказано прочесать все подвалы, в поисках укрывшихся недобитых немцев.

По подвалам ходили тройками. Я шёл со своим пулемётом Дегтярева. Со мной были наш командир взвода и мой второй номер. Зашли в один из подвалов. С улицы зайдёшь, плохо видно. Я пригляделся и вдруг увидел, как на одной из стен огонёк мелькнул.

Мы оружие наизготовку, освещаем стену. Видим, деревянная дверь. Значит, ещё комната в подвале есть. Это оттуда и шёл свет. Я прикладом ударил по двери. Закрыта и никто не открывает. Ещё стукнул несколько раз, крикнул, что знал по-немецки. А по-немецки и знал только: Хальт, да Хенде Хох. Не дождавшись ответа, дал из пулемёта очередь под двери.

И тут слышу, женщины и дети закричали. У самого волосы дыбом встали. Неужели мирных пострелял, да ещё детей? Дверь ногой выбиваю, вижу, стоят женщины с поднятыми рукам. Рядом с ними на полу дети не старше семи лет, стоят на коленях, плачут и тоже руки подняты.

Женщины кричат что-то, на себя показывают и говорят. Мы хоть с трудом, но поняли. Они считали, что мы хотим их расстрелять и умоляли нас не трогать детей.

Мы как могли, объяснили им, что не собираемся их убивать, а ищем фашистов. Оглядели подвал, собрались уже уходить. Женщины успокоились, дети плакать перестали, смотрят на нас любопытством. И вдруг, одна из женщин проводит рукой по моим волосам, потом подошла к моему второму номеру и тоже по голове руками провела. То же самое с нашим лейтенантом проделала.

Мы стоим, ничего понять не можем. А с ними в подвале был старик-австриец. Он немного знал по-русски и объяснил нам, что эта женщина пыталась найти у нас на голове. Немцы им вбили в головы, что все русские с рогами.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд
Adblock
detector