Месть полицаям: как СОЛДАТ СЖЁГ УБИЙЦ

Сначала их гнали колонной на запад. Потом пленные сговорившись, бежали. Получил пулю в ногу. Как смог, перевязался. Пока Иван скитался по лесам, рана всё плохела. Уже не мог идти, полз.

Он медведем заполз в малинник, и торопливо набивал рот спелой сочащейся сладким красным соком ягодой. Наевшись, тут же забылся тревожным сном. Проснулся от звонкого голоска, напевавшего «Катюшу». Выглянул, чуть в стороне девочка лет двенадцати в длинном цветастом ситцевом платьице увлеченно собирала малину. «Только не испугать», мелькнула мысль.

Иван тихонько окликнул:

– Девочка!

Та разом замолчала и присев, настороженно осматриваясь. Волков приподнялся на руках, и сказал:

– Не бойся, я из Красной Армии, раненный я.

– Я и не боюсь, – раздался её голосок. Она легко подбежала к куче веток, на которых лежал Волков.

– Меня зовут Иваном Волковым.

– А меня Тамара. Можно Тома, она смешно сморщила милый курносый носик. Серые глаза внимательно оглядели солдата.

– Есть хотите? У меня пирожки с собой, она потянулась к корзинке и вынула зелёный сверток, чуть присыпанный малиной.

На листьях лопуха лежали три пирожка.

– Да, проронил Волков.

Иван и сам не заметил, как сжевал два пирожка с картошкой.

– А сама?

– Да. Я только из дому, ещё не голодная.

Тамара отложила третий пирожок, который держала в руках.

– Это на ужин. Я вечером приду с дедой. Вы здесь будете?

– Да, ещё малинкой полакомлюсь, да с пирожком, – через силу улыбнулся Иван.

– А я Вам корзинку оставлю, и из неё малину поешьте.

Не слушая возражений, Тома подхватилась и быстро пошла к тропинке.

Стало смеркаться, когда издали заслышались голоса. Старик тащил тележку с двумя большими колёсами.

– Фёдор Матвеевич Салтыков, степенно представился он. – И не дожидаясь ответа, продолжил, а ну, покаж документы, мил человек.

Иван вынул из нагрудного кармана красноармейскую книжку и подал её старику.

– Так, не вижу я. Ну-ка внучка, читай. И передал документ Томе.

Та бойко прочла:

– Волков Иван Андреевич. Ефрейтор. Командир дальномерного отделения. 189 зен. арт. полк. 2-я батарея.

Старик напряжённо выслушал её. И строго глянул на Ивана:

– Артиллерист?

– Артиллерист, – подтвердил Иван.

Дед – внучке:

– Глянь-ка, откуда он родом? Там должно быть.

– Тут написано «Призван Щёлковским военкоматом Московской области».

– Ну, значит московский? – обратился старик к Ивану.

– Московский, подтвердил он.

– Тогда лезь на арбу. Сможешь? – скомандовал дед Фёдор.

Дед держал телегу, а Иван поддерживаемый Томой, с неимоверным трудом заполз на настил. Старик с Тамарой впряглись и потащили его. Дорогу Иван не запомнил, от накатывающейся боли несколько раз терял сознание, вновь приходил в себя.

Привезли уже глубокой ночью. Дед с бабкой Грушей затащили его в баню.

За месяц дед Фёдор, баба Груша и Тома выходили его. Иван только начал подниматься на ноги, когда прибежал соседский мальчонка Гриша:

– Полицаи, на телеге едут!

Волков подхватился:

– Сколько их?

– Пятеро.

Прибежала Тома:

– Дядя Волков, давай огородом уходи. На старом месте в малиннике встретимся. Я ночью еды, одежды принесу.

И он ушёл. Ночью в малинник пришёл заплаканный Гриша и проронил:

– Нет больше Томки…

Из его путанного рассказа Волков понял, что полицаи нагрянули на двор к Салтыковым. Староста увидел бинты, которые сушились на дворе, и вызвал полицаев. Сначала пытали стариков. Сначала повесили деда, потом бабку. Пригрозили Тамаре, она ничего не ответила.

Волкова словно ударили по голове. Разом всё оборвалось. Он словно внутренне окоченел.

Чужим, резко севшим голосом, Волков лишь спросил:

– Где полицаи?

– В сельсовете. Все пятеро празднуют, и староста с ними.

Вдвоём они дошли до деревни. Подошли к сельсовету, попойка продолжалась. Волков рассмотрел всех через стекло. Он принял решение.

– Давай сюда сена или соломы, – скомандовал Волков.

Гриша побежал на конюшню и скоро возвратился с охапкой сена. Волков подложил его под крыльцо. Сам обошёл дом, аккуратно прикрывая его ставни. Пьяные ничего не заметили. Выломал жердины, заблокировал ими двери и оконные ставни.

– Вот так.

Волков зажёг спичку, сено вспыхнуло, пламя взвилось – и осветило весь двор.

Поднялся ветер. В одну минуту пламя обхватило весь дом. Красный дым смерчем взвивался над крышей. Стекла затрещали, посыпались. От досок крыльца дружно занялись бревна. Раздался жалобный вопль и крики: «Горим, Помогите, Помогите».

– Как не так, – проговорил Иван, со страшной улыбкой глядя на пожар. Жар от пожара обжигал его лицо, а он не чуял.

В эту минуту полицаи стали бить чем-то тяжёлым, стараясь выломать рамы. Ставни крепко держали. Тут крыша с треском рухнула, и вопли утихли.

Вскоре вся деревня сбежалась к сельсовету. Страшное это было зрелище: люди как заворожённые глядели на огонь. Не было суеты, никто не бегал с вёдрами, никто не кричал «Пожар!». Под треск огня Волков проронил ни к кому не обращаясь:

– Теперь всё ладно… Хорошо горит, а?

Волков обернулся к деревенским:

– Уходите в лес. Немец придёт, всех перевешает.

Все всё поняли. Жители договорились уходить в Замашевский лес. Разошлись по домам собирать детей и скарб. В ту ночь никто не спал.

Пожар свирепствовал ещё некоторое время. Наконец унялся, и груды углей без пламени весело горели в темноте ночи.

Зверев стоял у пожарища. Он принял решение, он будет мстить

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личная жизнь и биография знаменитостей, интересные факты из жизни звёзд
Adblock
detector